Как я стал министром | ИНВАСТИЛЬ

ИНВАСТИЛЬ

Cайт о жизни людей с особенными потребностями

Как я стал министром

Паралимпийский чемпион Михаил Терентьев — о том, что всегда необходимо ставить перед собой большие цели и, несмотря ни на какие обстоятельства, не отказываться от мечты. Потому что в каждом человеке скрыты огромные жизненные силы, которые обязательно проявятся, если у человека есть цель.
mt

В 1998 году на зимних Паралимпийских играх в Нагано я впервые завоевал свои медали. Сбылась моя мечта, мечта моего детства. В 12 лет я начал заниматься лыжным двое­борьем и мечтал попасть на Олимпийские игры. Иногда казалось, что это никогда не сбудется. Особенно после того момента, когда неудачно приземлился во время первой попытки в прыжках с 40-метрового трамплина в городе Кирове на первенстве ДСО «Буревестник».В 15 лет я сломал позвоночник. Это был 1986 год. Какое-то время я думал быстро восстановиться, но уже никогда не прыгать с трамплинов. Решил, что обязательно буду заниматься биатлоном. Несколько долгих лет восстановления были безрезультатными.

Понимание того, что это надолго, пришло через три года, когда познакомился с такими же людьми на коляске, которые «сидели» уже десятки лет. Я не верил, что коляска — это надолго. Я не понимал, как можно жить, как можно передвигаться на коляске. Из дома не выходил месяцами. Первый год после травмы вообще не было инвалидной коляски. Общеобразовательную школу, Красноярский государственный университет я окончил благодаря родителям и дяде (родному брату мамы), преподавателям. В 1991 году я впервые увидел спортивную коляску. Я понял, что очень хочу заниматься гонками на колясках. Как и где — не понимал.

Красноярский завод телевизоров, где работали родители, помог купить первую коляску. Она, к сожалению, развалилась через полгода тренировок. Купили вторую, но она была широкая. Спортивная коляска должна быть как спортивная одежда — удобной и по размерам. Помню, как пришел на завод. Папа у меня профессиональный фрезеровщик шестого разряда. Вместе с коллегами, друзьями по цеху вырезали небольшой кусок коляски, сузили. Примерил. Попросил еще подкорректировать. Потом уже основательно заварили. Я два года гонял на ней в Москве, Омске, Киеве. Тренировался дома — в Красноярске и деревне Емельяново Красноярского края.

 

Конечно, большая сложность была выходить из дома, так как любой бордюрный камень был непреодолимым препятствием. Но я понимал, что только регулярные тренировки могут дать результат. К тому же не было никакого представления, как тренироваться в зимний период. Зимой было практически невозможно передвигаться на коляске. Она вязла в снегу, и пройти 50 мет­ров было нереально. Однако сила желания победила все преграды.

В 1993 году на марафоне в Киеве я и мой друг Сергей Шилов, с которым мы вместе ездили на соревнования по России (он тоже на коляске после автоаварии), познакомились с тренером Ириной Громовой. Ирина занималась лыжными гонками до 1984 года и входила в юниорскую сборную СССР. Но после того, как ее муж Дмит­рий Громов сломал шейный отдел позвоночника и стал передвигаться на коляске, она закончила свою спортивную карьеру, но из спорта не ушла. Ирина помогала таким, как я, вернуться в спорт. За что я ей безмерно благодарен. Сегодня она старший тренер паралимпийской сборной России по лыжным гонкам и биатлону. Об Ирине можно написать отдельную повесть. Для меня важно, что мы пошли вместе по жизни.

Так я оказался в Москве. С Сергеем Шиловым мы жили в Бирюлеве. На третьем этаже в доме без лифта. Каждый день мы шли на станцию Бирюлево-Товарная, поднимались на платформу и ехали на электричке. На Павелецком вокзале Ирина и Дмитрий нас ждали на стареньком микроавтобусе «фольксваген». Все вместе мы ехали на тренировку в Измайлово, Крылатское или на Воробьевы горы. И так каждый день. Летом и зимой. Для нас было шоком, когда Ирина предложила не терять время зимой и тренироваться на лыжах. Навсегда запомню первые два километра на лыжах.

Кто знает, что такое перелом позвоночника в грудном отделе, понимает, как тяжело держать равновесие, а здесь еще лыжи. Падали через каждые десять метров. Ирина нас поднимала, и мы шли дальше. А ведь год назад ни я, ни Сергей представить не могли, как каждый день выходить на улицу зимой. Удивительно, но первый тренировочный сбор прошел именно в том городе, где я сломал позвоночник, — в Кирове.

Так мы тренировались с 1993 по 1997 год. Легче стало, когда один инвалид из Германии подарил нам микроавтобус с ручным управлением. Мы с Сергеем стали до места тренировки добираться сами.

Моя мечта участвовать в Играх сбылась уже в 1994-м. Хотя это были Паралимпийские игры, но они проходили там же, где Олимпийские, — в норвежском городке Лиллехаммере. Теперь я понимаю, что если бы сразу после травмы в 1986 году знал, что есть спортсмены-паралимпийцы, то, конечно, не переставал бы мечтать о таком прекрасном спортивном событии, как Игры.

Я убежден, что всегда необходимо ставить перед собой большие цели и, несмотря ни на какие обстоятельства, не отказываться от мечты. Потому что жизнь — удивительная штука и в каждом человеке скрыты огромные жизненные силы, которые обязательно проявляются, если у человека есть цель.

Хочу привести еще один пример из жизни. После восьмого класса я поступил в железнодорожный техникум на специальность «машинист подвижного состава». Я смог проучиться только 4 месяца, потом случилась травма. После нее я вернулся в школу, так как машинистом уже точно не смог бы быть. Почему-то вспоминается фраза декана нашего факультета, который видел мое стремление в учебе и тренировках и как-то сказал, что я обязательно буду минист­ром путей сообщения. Тогда, после травмы, я посмеялся над его словами. Но в 2007 году меня избрали депутатом Государственной Думы, статус которого приравнен к федеральному министру. Тогда я еще раз убедился, что жизнь — удивительная штука.

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *